"Экибастузская ГРЭС-1 готова отдавать электроэнергию по шесть тенге за киловатт"

9325

Аким Экибастуза рассказал о развитии города.

"Экибастузская ГРЭС-1 готова отдавать электроэнергию по шесть тенге за киловатт"

У акима Экибастуза Кайрата Нукенова две проблемы, не зависящие от него: вагоностроительный завод и учебный центр. О том, как решаются остальные, он рассказал порталу abctv.kz.

Болевые точки

– Кайрат Темиршотович, давайте начнем с ситуации в Казахстанской вагоностроительной компании. Появился ли у предприятия новый владелец и что за тайные завесы вокруг всего этого?

– Скажу сразу, договора купли-продажи я не видел. Как я понимаю, сделка до сих пор не совершена. Буквально на прошлой неделе приезжал государственный инспектор из администрации президента, мы побывали на предприятии, как выяснилось, учредителем там все еще является Казахстанская транспортная компания. Два новых вагона, которые здесь изготовили, прошли сертификацию. Сегодня заключен договор с частным перевозчиком – алматинской компанией – на изготовление 200 вагонов. В сентябре должны приступить к сборке.

– Опять мифическая сборка?!

– К сожалению, да, это уже не в первый раз. Сегодня на предприятии работают 370 человек, на пятидневке, по четыре часа в день. Что важно, зарплату им выплачивают.

– Возможно, вагоностроительная компания попросту не нужна? Хотя у нас существует дефицит вагонов.

– Да, это так. Возможно, там не вагоны, а менеджмент необходимо модернизировать.

– А какова судьба межрегионального учебного центра?

– Мы сделали то, что от нас зависело: осушили подвалы, установили дренажную систему, это обошлось областному бюджету в 98 миллионов тенге. Небольшие деньги, если учесть, что на него уже потрачено 4,5 миллиарда тенге и необходимо еще вложить более трех миллиардов тенге, чтобы завершить проект и начать учебный процесс.

– Кто и как будет решать судьбу центра?

– Министерство образования заказало новую документацию на восстановление. С января документы подаются на экспертизу, но их заворачивают, ссылаясь на отсутствие того или иного документа. Могу предположить, что боятся, большая ответственность, ведь возникает резонный вопрос, почему по новой взялись проектировать центр? И только после того, как в судебном порядке было принято решение, что проектирование необходимо, проект зашел в министерство образования. Думаем, что до конца ноября он будет готов.

– А что там еще необходимо сделать?

– Конструктивные работы: демонтаж аварийных помещений, укрепление фундамента и прочее. Правда, бюджет на следующий год сверстан, значит, деньги выделят не раньше 2019 года.

– А нужен ли вообще этот центр сейчас?

– Да, причем там должны обучать самым разным специальностям. К примеру, необходимы кадры для Бозшаколя. У них 18 процентов текучесть кадров по причине низкой квалификации. Сейчас у них зарубежные специалисты составляют только пять процентов, но это не значит, что там трудятся экибастузцы. На предприятии специалисты из Караганды, Жезказгана, Балхаша, Семипалатинска. Мы заблаговременно готовимся к открытию центра, сделали запрос на все предприятия, чтобы выяснить, сколько в течение ближайших пяти лет им понадобится специалистов и каких на замену ушедшим на пенсию.

Программы разные важны

– Что дала программа развития моногородов Экибастузу?

– Думаю, многое, и это притом, что существуют другие программы. Во-первых, увеличено субсидирование проектной ставки для бизнеса. Если мы по дорожной карте бизнеса получали семь процентов, то по моногородам – десять процентов.  Во-вторых, подведение инженерных коммуникаций. Если по ДКБ денег нет, то можем взять из программы моногородов.

– Не многовато ли программ? Резон в этом есть?

– Этот вопрос часто задается. Как бывший бизнесмен, могу сказать, что это комфортно. Есть возможность выбора, и это хорошо.

– На что еще были направлены деньги, кроме поддержки бизнеса?

– Это развитие городских сетей, дорог, инфраструктуры. Сейчас другими городами не так много подано заявок по данной программе, а мы воспользовались и заявили 626 миллионов тенге на средний ремонт дороги. Дело в том, что республика на это денег не дает, а здесь можно.

Уйти от монокультуры

– Кайрат Темиршотович, зависимость целого города от градообразующих предприятий всегда риск. Наверное, неслучайно от Вас требуют развития индустриальной зоны? Как продвигается этот вопрос?

– Есть участок в 1200 гектаров, думаю, этого достаточно, если учесть, что в городе есть площадка для развития малого бизнеса. Сегодня здесь размещается тепличный комплекс: действующий и строящийся. Имеется два завода –  по выпуску поверхностей нагрева и ремонту турбин.

– Глава региона постоянно говорит о привлечении инвесторов. Могу предположить, что это непростая задача. Как Вы ее решаете?

– Прежде всего, сделали паспорт привлекательности города, правда, пришлось повозиться, прежде чем понять, что следует рассказать инвестору. Затем выбрали адреса четырех тысяч производителей по миру, которые могли заинтересоваться нашим регионом.  Сделали определенный упор на Украину, исходя из нынешней экономической и политической ситуации страны. Причем инвестор должен понимать, что мы готовы к любому бизнесу, будь это кондитерская фабрика или производство обуви. В своей презентации говорим о преференциях, наличии рабочей силы и прочем. Отправили на сайты предприятий Украины, Республики Беларусь, Польши. Так вот, из четырех тысяч рассылок откликнулось компаний десять, приехали две. И это тоже результат. Даже если в год придет один конкретный инвестор – это хорошо. Из тех двух, что приехали, одна польская компания, которая имеет намерение забирать сухую золу на ГРЭС-1, обработать ее, а дальше отправлять ее на цементные заводы.  Еще одно предприятие – это завод микросферы.

– У поляков серьезные намерения?

– Да, но для начала им необходимо получить подтверждение о возможности получать напрямую дешевую местную электроэнергию и договориться по вопросу забора сухой золы. Второй их проект – привезти сюда своих преподавателей и готовить кадры для производства. Очень надеемся, что найдутся инвесторы и на переработку наших угольных отвалов. Ведь там миллиарды тонн лежат.

– Насколько знаю, в Экибастузе уже есть предприятие, которое перерабатывает отвалы в гумус?

– Да, они работают, но имеется проблема со сбытом. Если честно говорить, само предприятие оставляет желать лучшего: старое оборудование, собранное из подручных средств, упаковывают продукт дедовским методом, хотя обладают современной технологией переработки. Они производят продукт, который применяется в нефтедобыче при бурении скважин. Продавали нефтяникам, но в этом году остались без заказа, потому что пришла российская компания, предложив другой продукт, скажем, в более привлекательной упаковке, и нефтяники ушли к ним. Это говорит о том, что необходима модернизация. И еще один момент. Сегодня сельхозпроизводитель получает субсидии на приобретение сульфатов, а вот на удобрения гуматного типа, то, что делают наши производители, нет. Пытаюсь переломить ситуацию, пишем письма. Да, сульфаты необходимы, но все равно это химия. А тут органика, и не идет. А крестьянин будет брать то, что ему компенсируется.

– А как по цене это выглядит?

– Сульфаты стоят порядка 230-270 тенге за килограмм, а гумус – 150 тенге. Но сульфат субсидируется на 50 процентов, а это главный аргумент.

– Как я понимаю, основная привлекательность вашей индустриальной зоны – это дешевая электроэнергия?

– Можно и так сказать. Экибастузкая ГРЭС-1 готова отдавать электроэнергию по шесть тенге за киловатт. В мире, наверное, дешевле нет.

– Думаю, это не от большой щедрости, а от отсутствия потребителя?

– Да, они работают на 50 процентов своих мощностей, как, впрочем, и Экибастузская ГРЭС-2 работает только одним блоком из двух. Но думаю, что и эта цифра не предел, стоимость можно было бы снизить для тех, кто намерен строить энергоемкое предприятие от 50 мегаватт и выше. Например, кремниевый завод, готовый потреблять 100 мегаватт.

– Но об этом проекте уже второй год говорится. Уверенность есть, что он заработает?

– Да. Уже заказан и оплачен проект, а это 200 миллионов тенге, не считая других затрат, которые составляют порядка 400 миллионов тенге. Мы это видим. Но, думаю, все могло быть гораздо быстрее, если бы им дали, скажем, пять тенге за киловатт на три года, к примеру.

– А что взамен получите?

– Налоги. Потом, вокруг них малый и средний бизнес будет развиваться. Сейчас к нам присматривается компания по строительству, что-то типа дата-центра. Они ищут дешевую электроэнергию, их потребление составляет порядка 200 мегаватт плюс около 500 рабочих мест. А успех мероприятия может быть лишь в одном тенге.

– Несколько лет назад возле Экибастуза хотели построить что-то типа ветряных мельниц…

– Не поверите, но в этом году мне предложили найти место для строительства ветряных электростанций.

– Зачем?

– Есть программа "зеленых" технологий. Правда, смешно, свою электроэнергию девать некуда. Тем более что она будет стоить 20 тенге за киловатт.

– И кто ее возьмет?

– Тут речь о дотациях со стороны государства, построят и будут в сеть KEGOC отдавать. Место мы предложили. Пока думают.  

Все гости к нам

– Готов ли экибастузский регион принять на ПМЖ жителей с юга страны?

– Почему нет? У нас есть поселок Солнечный, где мы планируем восстановить три дома на 270 квартир. Сейчас разрабатывается ПСД. Эти квартиры уже ждут 70 семей из Армении и Украины, которые будут работать в строящейся теплице. Потребность в рабочих руках есть, без работы никто не остается. К тому же вокруг поселка имеются 17 крестьянских хозяйств и земля, которую мы готовы предоставить тем, кто захочет ее обрабатывать.  

– Как в целом выглядит сельская зона Экибастуза?

– Развивается. Порядка 20 тысяч гектаров засеваем, несмотря на то, что балл-бонитет у нашей земли низкий. Основная ставка на животноводство. В сентябре ждем делегацию из Польши с их проектом по строительству агрогородка. Мы им можем предложить четыре тысячи гектаров орошаемых земель. Кроме того, интерес к нашим землям проявляют и соседи – россияне. Так, российский фермер создает у нас здесь СП, мы выделяем ему 5000 гектаров земли, из которых 2100 – орошаемых, планирует сеять бобовые. Еще один фермер, уже из местных, приобрел хозяйство в Омской области, Марьяновский совхоз, у него там 7000 дойных коров. Предлагаем ему у нас 2000 гектаров поливных земель и разрушенные животноводческие помещения для восстановления и развития. Еще планируется совместный проект бизнесменов из Астаны и Новосибирска, хотят молочно-товарную ферму построить.

– Зачем россияне к вам едут?

– У них там земель не хватает. К тому же я им готов помочь, так как это реальные проекты. Я работал в отделе предпринимательства, знаю, как работает этот механизм и как помочь тем, кто хочет вкладывать деньги в нашу экономику.

Я б в чиновники пошел

– Кайрат Темиршотович, вот Вы часто говорите о том, что занимались бизнесом. А как на госслужбу попали?

– Да, всю жизнь занимался бизнесом, но вот пять лет назад решил сменить поле деятельности.

– Не жалеете? К тому же кресло акима города не такое уж мягкое. Как правило, во всех проблемах жители винят градоначальника.

– Да, и, тем не менее, мне нравится помогать людям. Особенно когда видишь результат. Кусок дороги отремонтировал или в школе котел заменил, не важно, главное – результат. Когда в бизнесе работал, мог, конечно, отдыхать за рубежом, хорошие машины были, дом. Но деньги – такая вещь, сколько ни заработай, хочется еще, вроде вчера хватало, а сегодня маловато. Когда назад оглянулся, то понял, что не на то я силы свои трачу. Своей супруге сказал, что не тем богатством увлеклись мы. Она поддержала. Сегодня у нас четверо детей, уже два внука.

– Вы один из немногих известных мне чиновников, который нашел возможность изыскать деньги на стерилизацию животных. Это та проблема, над которой бьются общественники, но не находят отклик, так как это не инвестиции, а сплошные затраты. Вас-то, что подтолкнуло?

– Я с детства люблю животных, поскольку родился в деревне, у нас всегда было много собак, да и потом я их держал. Когда общественники обратились с просьбой поддержать их проект "Право на счастье", решил, что это тоже важно для города.

– Не так давно город отметил шестидесятилетие. Было много гостей, в том числе и Ваш земляк – актер Алексей Устюгов, который пиарит свой город, открыв в Питере кафе "Экибастуз".

– Да, сначала он создал группу EKIBASTUZ, теперь вот кафе. Он откликнулся на мое приглашение и нашел в своем плотном графике время, чтобы приехать на праздник, и был здесь нарасхват. Мы ему присвоили звание почетного гражданина города. Заслуживает! Хочу заметить, что культурная жизнь города достаточно насыщенная. Теперь думаем активнее спорт развивать. Думаю, на мой срок работа найдется.

Марина Попова

Telegram
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми
Подписаться