Финансовый аналитик: Главный налогоплательщик нашего бюджета – это нефть

3900

​Почему внешние займы Казахстана подтверждают то, что страна, увы, продолжает жить не по средствам, почему мажилисмена Альберта Рау эксперт сравнил с унтер-офицерской вдовой и можно ли правительству выйти на профицитный бюджет?

Финансовый аналитик: Главный налогоплательщик нашего бюджета – это нефть Фото: yandex.kz

Об этом говорили в очередном выпуске программы "Время говорить". Автор Данил Москаленко обсудил с экспертами тему очередного займа, который Казахстан берет на обслуживание дефицита бюджета. Страна занимает свыше 345 млн евро на 11 лет под 2,5%, передает inbusiness.kz.

По мнению министра финансов Ерулана Жамаубаева, который вчера после пленарного заседания мажилиса комментировал данный вопрос журналистам, в самом долге нет ничего плохого. Таким образом правительство спасает экономику, сказал глава минфина. Гости программы отчасти согласились с утверждением министра, но обозначили истинную причину проблем.

Жарас Ахметов – экономист:

"Там проблема всегда в другом. Самый главный вопрос, который требует обсуждения,  это эффективность наших бюджетных расходов. За бюджетные расходы мы должны получать какие-то общественные блага. Вопрос: мы получаем или нет? И какого качества? Мы их получаем, не так много,  как хотелось бы. А качество такое средненькое. Индекс человеческого развития, который программа ООН считает, он показывает, что у нас качество жизни в последние десятилетия растет очень и очень медленно. Поэтому ключевой вопрос – это не долг, а эффективность бюджетных расходов".

Андрей Чеботарев – финансовый аналитик:

"Этот долг сам по себе очень хорош. Там небольшая ставка, мы не сможем сейчас такую ставку привлечь, размещая евробонды. Оставляя эти деньги в нацфонде, у нас в нацфонде средняя доходность выше, чем ставка по этому кредиту. Поэтому сам по себе этот кредит отличный. Другое дело, на что он взят? Он взят не на спасение экономики, здесь министр немного лукавит, потому что в законопроекте было очень четко сказано, на что он взят: на финансирование дефицита бюджета. Тратим больше, чем мы зарабатываем. При этом это же правительство не хочет, чтобы люди не влезали в кредиты, и порицает, что люди не умеют жить по средствам".

В качестве действенной меры, которая позволит в перспективе умерить аппетиты чиновников, эксперты назвали ограничения, которые ввел глава государства  в части использования средств Национального фонда страны. 

"Президент усложнил попадание министров в нацфонд, поэтому они теперь занимают",  заметил Андрей Чеботарев.  

По мнению же Жараса Ахметова, для системного решения проблемы дефицита бюджета необходимо понимать, что бюджетные деньги – это деньги налогоплательщиков.  

Жарас Ахметов – экономист:

"Наши государственные чиновники, принимая разные государственные программы, рассматривают бюджетные средства как государственные средства. Все время забывая, что это – наши деньги. И пока эти проблемы не будут решены, пока не будет нормального народного представительства, пока не будет децентрализации власти, пока не будет нормально работающего местного самоуправления, мы будем жить в такой ситуации, когда наши бюджетные расходы крайне неэффективны".

Андрей Чеботарев – финансовый аналитик:

"Налогоплательщики Казахстана слишком себя переоценивают. Налогоплательщиков в нашем бюджете 30-35%, все остальное – нефть. Главный налогоплательщик нашего бюджета – это нефть. Что надо сделать? Сейчас резкий переход к профицитному бюджету невозможен. Мы должны будем порезать, либо социальные статьи... Мы понимаем, что это невозможно, и тот, кто это предложит,  это политический труп. Вот у нас 53% следующего года – это социальные статьи, социальные платежи. Мы очень много кушаем".

К профицитному бюджету Казахстан может прийти в течение 4-5 лет, считает финансовый аналитик, отмечая, что для этого надо прекратить льготные программы и все перевести на рыночные рельсы.

В программе был показан фрагмент выступления депутата Альберта Рау, который, по сути, признал, что правительство ставит парламент перед фактом о своих решениях по внешним займам.

Альберт Рау – депутат мажилиса парламента РК (фрагмент выступления на пленарном заседании мажилиса 27.10.2022):

"Буквально каких-то два-три года у нас сумма на обслуживание увеличилась почти в два раза. Еще раз повторяю, не занимая ни тенге. Вдумайтесь, коллеги, почти 2 трлн тенге мы просто так вот отдаем, потому что когда-то занимали. Прежде чем занимать, давайте консультацию с парламентом проводить, для чего берем и так далее, чтобы уже потом не ставить парламент перед фактом: вот мы тут поработали, мы тут заключили, надо занимать".

Данил Москаленко:

"То есть вы понимаете, коллеги, что у нас происходит? Депутаты не знают, на что у нас правительство занимает деньги, а только по факту просто подмахивают, как я понимаю".

Жарас Ахметов – экономист:

"Более важной и забавной можно назвать реплику Рау о том, что правительство принимает решение, а потом приходит за тем, чтобы получить галочку. То есть, как бы там ни было, это не народное представительство. Если депутаты существуют для того, чтобы дружно голосовать, то это старая советская система. С другой стороны, Рау похож на ту самую унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла. Если ты представитель народа, что ж ты голосуешь "за"? Голосуй "против".

Андрей Чеботарев – финансовый аналитик:

"Я бы хотел сделать ремарку по Альберту Павловичу, я его очень уважаю, но он сидит не первую каденцию, и все те долги, которые он вспоминал два-три года назад, именно они принимали и голосовали. Поэтому, наверное, начать стоит с того, как ты голосовал раньше и почему ты принимал эти решения. Что касается межфирменной задолженности, то это не угроза. У нас межфирменная задолженность растет из-за особенности  наших инвестиций. Это практически весь ТШО ("Тенгизшевройл"), Карачаганак, весь нефтяной сервис, это совместные предприятия с американскими и западно-европейскими компаниями, которые, собственно, таким образом перечисляют деньги местным компаниям, которые отображаются как долг. Опасен только государственный или гарантированный государством долг. За этот долг с нас спросят. Грубо говоря, если ТШО обанкротится, то ни правительство Казахстана, ни казахстанцы за этот долг отвечать не будут. Это исключительно межфирменный долг".

"Время говорить" можно посмотреть по ссылке.

 

Telegram
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми
Подписаться