Цена искусства: доступность или коммерция?

6862

О специфике ценообразования в театре и высокой стоимости билетов на постановки.

Цена искусства: доступность или коммерция?

Как происходит ценообразование на билеты оперных и балетных спектаклей? Различаются ли тут казахстанская практика и международный опыт? На животрепещущие вопросы inbusiness.kz ответили директор КазНТОБ им. Абая Таир Каратаев и генеральный директор компании Konokbaev group, организатор фестиваля Нурлан Конокбаев.

– Таир Нурланович, чем ценообразование на спектакли государственных театров отличается от коммерческих постановок?

– Существует прейскурант цен на билеты, который утверждается министерством культуры и спорта. В соответствии с ним все цены на билеты в Национальном театре оперы и балета фиксированы, и менять их чек мы не можем.

До цен в мировой театральной практике нам, конечно, еще далеко, но хочу сказать, что в мире каждый театр сам устанавливает ценовой сегмент. Например, в Европе присутствие государства в театре минимально, а если взять нас – максимально, это полное субсидирование. Соответственно, зарплаты и надбавки мы получаем из бюджета государства. В каких-то вопросах это нам может мешать, в каких-то, наоборот, очень помогает. Например, в период пандемии, когда театр был закрыт и не вел свою деятельность, сотрудники получали зарплату. В то время как западные театры было недееспособны в финансовом плане. Конечно, между ценами на билет в любом европейском театре и нами большая разница – цена на балкон на наш спектакль стоит полтора доллара, и возьмем любой театр, тот же La Scala, где билета меньше, чем за 30 евро, вы не купите. У нас же самый дорогой билет – пять тысяч тенге. И то только на премьерный спектакль – это 10 евро. Нигде такого ценообразования не существует!

Возьмем в пример российских коллег – Большой театр и Мариинский театр, который работает по такой же государственной форме. У них цены начинаются от 2,5 тысячи рублей. И, конечно, для нас это тоже вопрос, который мы будем поднимать, тем более что наши артисты не уступают по уровню ни России, ни Европе. Их часто приглашают на гастроли, участие в Международных конкурсах дает им первые места среди большого количества конкурентов высокого уровня. Мы считаем, что труд каждого артиста и сотрудника театра должен по достоинству отражаться на формировании стоимости билетов. И этот вопрос, к сожалению, может сказываться на репутации театра. С одной стороны, доступность у зрителя должна быть, с другой – мы понимаем, что по сравнению с инфляцией и курсом валют мы сейчас продаем не дорогие билеты на свои спектакли от 600 до 4000 тенге. Когда идут спектакли совместных мероприятий, здесь цену определяет организатор, это не наша касса.

– Какова роль государства и спонсоров в поддержке классического искусства у нас и за рубежом?

– Театр Абая полностью субсидируется из средств министерства культуры и спорта. При этом у нас есть наш генеральный спонсор Halyk Bank и активно ведется работа по привлечению партнеров. Помимо вопроса о выплатах зарплат сотрудникам, возникают нужды приобретения расходного материала. В этом сезоне при поддержке нашего генерального спонсора театром были приобретены балетный пол "Арлекин" и линолеум в хореографические классы, которые очень давно ждала труппа. Мы заботимся о том, чтобы нашим артистам было комфортно работать.

Еще одним важным приобретением стал сканер для оцифровки нотного материала и афиш, ведь театр имеет очень богатый нотный и партитурный архив. И теперь мы будем иметь возможность оставить будущим поколениям культурное наследие страны. Компания LG подарила восемь плазменных телевизоров для освещения и анонсирования репертуара во входной группе первого и второго этажей, а также в зрительном зале. Обновила телевизоры в балетном классе, где занимаются по записям спектаклей артисты.

Если говорить о поддержке классического искусства за рубежом, то в Европе и Штатах существует другая форма правления и система финансирования: меценаты, гранты и фонды. В России, к примеру, существует президентский грант, в который входят 98 получателей грантов президента РФ, из них 12 театров оперы и балета. Эта система в каждой стране развивается по-своему, расширяя процесс финансовых вложений в культурное наследие и развитие искусства.

– Насколько отличаются цены на отечественные постановки в государственном театре от стоимости билетов фестивальных коммерческих спектаклей? В чем разница ценообразования?

– Театр не сдается в аренду, мы не можем "сдать" оперную или балетную труппу. Существуют совместные мероприятия, которые, повторюсь, утверждаются театральным худсоветом. Проводятся переговоры с партнерами, где оговариваются все условия. С нашей стороны ведется мониторинг того, какая будет реклама, в какие даты и кто будет приглашен из звезд мирового уровня. Также мы определяем, что нам необходимо для проведения таких мероприятий. Все руководители творческих коллективов тоже принимают участие в данном вопросе. Одна из основных задач – предоставить конкурентно способный продукт, для которого иногда необходимо привлечение сторонних сил. При этом никогда не стоит разделение между зрителем по ценовой политике, кто какой чек может себе позволить.

– Говорят, что стоимость билета в кассе театра Абая, в декабре, достигала 25 тыс. тенге и даже выше? Почему? Что это за билеты и постановки?

– Наша задача состоит в том, чтобы представить хороший, качественный спектакль, и дать возможность зрителю насладиться походом в театр. Давайте не будем забывать, что для многих ценителей оперного и балетного искусства каждый поход – это праздник, светский выход вне зависимости от того, куплен ли билет на балкон за 600 тенге, или на выступление примы-балерины Большого театра Москва и La Scala Светланы Захаровой за 25 тысяч тенге. Опять же повторюсь, что цены на совместные мероприятия определяют их организаторы извне. Много факторов оказывается заложено в этот сегмент: гонорары и перелеты, величина и уровень приглашенного солиста, его занятость. Также ценообразование может зависеть от количества приглашенных участников. Не всей нашей публике выпадает возможность посещать крупные события в странах СНГ, Европы или Америки. Поэтому такие мероприятия дают возможность прийти именно на этого артиста, именно этого театра. Это распространенная во всех театрах мира практика.

– Насколько отличается стоимость билетов на спектакли в театрах Алматы, Нур-Султана и в целом по Казахстану?

– Это зависит от формы правления. Мы – РГКП КазНТОБ им. Абая. Театры в столице – НАО (некоммерческие акционерные общества), и свое ценообразование они формируют сами. Наш ценник утверждается министерством. Ведется работа по изменению стоимости билетов, но утверждать мы будем напрямую с ним, и только после этого цены будут изменены. На сайте adilet.zan.kz можно увидеть полный прейскурант государственных культурно- зрелищных организаций.

– Насколько казахстанский зритель платежеспособный? Как раскупаются билеты с разной стоимостью?

– Алматинский зритель платежеспособен. Из моего личного анализа средний чек, который он может себе позволить, – это пять-шесть тысяч тенге. При этом до сих пор считается, что эта цена завышена. Зритель среднего достатка может позволить себе купить билеты в наш театр. Это не означает, что мы должны стремиться поднять ценник – ни в коем случае! Это говорит только о том, что наш зритель готов тратить свой бюджет на выход в театр на любимые постановки. Потом не стоит забывать об инфляции: курс доллара сначала был 180, потом 360, а сейчас 435 тенге. А наш прейскурант как не менялся, так и не меняется.

– Ведется ли борьба с серыми схемами и перекупщиками?

– Борьба, конечно, ведется, но нам эту систему никогда не победить. Перекупщики были во все времена с зарождения и становления театрального искусства, как в XVI и XVII веках, так и в XXI веке. Мы не можем с ними ничего сделать. Они имеют право законным путем приобрести билеты в кассе или онлайн, после чего они являются владельцами этого билета. Они могут его подарить, обменять, перепродать. Единственное, как можно от них избавиться, – это не покупать у них билеты с рук по их ценам. На наших билетах, что из кассы, что онлайн, цена указана, и зритель знает, на какую сумму идет накрутка. А если зритель покупает у спекулянта, то делает он это осознанно, это его выбор. И, даже если мы установим лимит на руки продавать максимум пять билетов, где гарантия, что он не поставит в очередь рядом с собой своих же "помощников", или не скажет, что приобретает билеты для класса, или сам не будет приходить каждый день и выкупать их. Онлайн-продажи еще сложнее остановить и отследить, хотя данные фиксируются в системе. Единственная борьба, которая действенна, – это призыв к зрителю не брать билеты у перекупщиков и спекулянтов, а покупать у официальных источников театра.

Для нашего зрителя мы работаем над самой удобной системой получения информации. Театр размещает свой репертуар на сайте, как официальном источнике. Активно ведутся социальные сети, наши странички можно найти в FaceBook, Instagram, Twitter, VK, Telegram. Работает YouTube канал который пополняется видеозаписями спектаклей и концертов. Тем зрителям, которым неудобно постоянно заниматься мониторингом выхода афиш, мы предлагаем удобный способ messenger-маркетинга, можно получать информационную рассылку на e-mail или WhatsApp. Такая система с каждым годом получает все больше и больше положительных откликов от зрителей, а также помогает корректировать и совершенствовать нашу работу.

– Нурлан, расскажите, пожалуйста, чем, на Ваш взгляд, объясняется высокая стоимость билетов на фестивальные спектакли? Насколько варьируются цены в зависимости от типа места и спектакля? В чем тут специфика ценообразования?

– Наша цена на проводимые спектакли фиксирована от 15 тысяч до 45 тысяч тенге. На балкон билет стоит 15 тысяч, ложа – 23 тысячи, амфитеатр – 26 тысячи и партер – 30 тысяч тенге. В эту суммарную стоимость мы закладываем бюджет на эксплуатационные расходы, связанные с организацией и проведением фестиваля сроком на один театральный сезон, туда входят реклама по городу, гонорар приглашенных солистам и артистам театра.

Иногда случаются риски, и приходится в короткие сроки искать замену. Это тоже может сильно сказаться на финансовых потерях, ведь это не только перелеты в зависимости от того, из какой точки мира приглашен солист, но и его профессиональный статус и занятость, авторские вознаграждения, расходы, связанные с визой и проживанием. На каждый спектакль мы ищем премьера и приму, в одном спектакле задействовано два приглашенных солиста.

Ольга Власенко

Telegram
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми
Подписаться