Сахарный бум в марте не увидела статистика, а "взрыв" на парфюм проглядело население

3593

Эмоции, как всегда, бежали впереди здравых цифр.

Сахарный бум в марте не увидела статистика, а "взрыв" на парфюм проглядело население

Мартовские "приключения сахара в Казахстане" надолго останутся в памяти народной.

Пугалки транслировали все СМИ, телефоны, утюги и бабушки. Причем последние это делали в магазинах, в транспорте и на лавочках:

  • "Россия вводит запрет на экспорт!";
  • "В Казахстане начинается ажиотажный спрос!";
  • "Население сметает все с прилавков!";
  • "Цены растут!".

Inbusiness.kz по мере сил пытался дать нормальную аналитику: "Запрет на вывоз сахара из РФ на фоне рекордного импорта в Казахстан: чего ждать?". Где пояснял, что данные ограничения – это возможность нарастить собственное производство. В то же время, учитывая, что собственное производство сахара покрывает всего 40-43% внутренней потребности РК, еще и удар по производителям кондитерки.

А власти регионов заявляли, что "Дефицита Dolce Vita в Карагандинской области нет" и что все вопросы решаемы.

Автор уже в апреле (!) пытался взять любимой теще 5 кг сахара в супермаркете по 435 тенге за 1 кг, так кассирша его чуть не загрызла за попытку расхищения народного добра: только 2 кг в руки!

Пришлось идти в "магазинчик у дома", где ему без проблем продали искомый объем по 585 тенге за килограмм.

На фоне мартовской истерии рост продаж сахара относительно февраля кажется логичным.

Но это отнюдь не означает, что продажи оказались какими-то огромными. Давайте посмотрим на цифры, которые собрал inbusiness.kz с помощью @DataHub_FCBK.

Среднемесячный показатель в 2020 году составлял 42,7 тыс. тонн, а в 2021-м – 43,8 тыс. тонн.

Мартовские 38,3 тыс. тонн на этом фоне кажутся достаточно низким показателем. Годом ранее (в марте 2021-го) было продано более 55 тыс. тонн.

Так что здесь вопрос, скорее, в низких показателях февраля (20,8 тыс.), относительно которых мартовские показатели и кажутся такими большими.

С другой стороны, как знать, какими бы они были без ажиотажа и последовавшего за ним дефицита?

Резюмируем: ажиотажный спрос на сахар всем нам запомнился, однако он абсолютно никак не отразился в статистике! Беспристрастные цифры говорят именно об этом.

А ведь есть и обратный пример: повышенные продажи средств для ухода за волосами как-то в памяти не отложились. Но именно об этом взрывном росте спроса и говорят те же холодные цифры.

В марте объем реализации шампуней, лаков, а также различных препаратов для завивки и укладки составил 2,946 тыс. тонн.

При этом обычный объем – в пределах 1,6-1,8 тысячи. По сравнению с февралем продажи выросли на 67%, с мартом 2021 года – на 90,3%.

Также в марте увеличилась реализация на внутреннем рынке зубных паст и порошков (+15,7% к февралю); средств для бритья, дезодорантов и т. д. (+32,7%); ну и в целом парфюмерии и косметических средств (+25,9%).

И что важно: эти непродовольственные товары стали одними из самых быстро дорожающих.

Например, в апреле рост цен составил:

  • на шампуни – 8%;
  • на зубную пасту – 5,2%;
  • туалетное мыло – 6,1%

Более сильного месячного удорожания этих товаров не было по крайней мере с начала 2011 года. Хозяйственное мыло в деньгах "потяжелело" на 10,4%, и больше за это время было лишь однажды: в марте 2022-го – на 10,8%.

Динамика цен на детское мыло, средства для мытья посуды, а также пену и гели для бритья публикуется с начала 2021 года. И тут также не было еще более сильных темпов роста цен: в апреле 2022-го они составили 5,5%, 3,0% и 3,2% соответственно.

А ведь есть еще стиральный порошок (+2,2% за месяц, в марте рост составил 3,8%), средства для чистки ванн (+2,9%, в марте – 3,9%).

А что общего у этих товаров?

Да, в большинстве своем они импортируются из России, которая начиная с февраля столкнулась с оттоком иностранных компаний, работавших в том числе и в этом секторе.

Одна загвоздка: продажи росли в марте, а цены – в апреле.

Как тут не вспомнить Бориса Ельцина с его знаменитой фразой:

"Вот такая, понимаешь, загогулина получается".

Алихан Казбаев