В театре Абая поставили новую "Аиду"

5827

Спектакли старого репертуара постепенно обновляются.

В театре Абая поставили новую "Аиду" Фото: Ольга Власенко

В этот раз подошел черед одного из грандиозных произведений Верди. Повезло не только опере, но и отечественному зрителю.

Кроме отечественных звезд, в новой постановке приняли участие такие знаменитости, как художник с мировым именем Вячеслав Окунев и солист Мариинского театра, залуженный артист РФ Ахмед Агади.

Портал inbusiness.kz задал вопросы постановщикам спектакля.

– В чем особенность постановки "Аиды" на нашей сцене? Что нового увидит наш зритель?

– Предыдущий спектакль ставился еще в 1970-е годы. Его режиссером был Борис Александрович Бибихин. Художником-постановщиком – легендарная Гульфайрус Исмаилова. К сожалению, произошло возгорание и декорации сгорели. Они были восстановлены, но от оригиналов осталось совсем немного.

За эти годы поменялась ситуация, солисты, состав, который очень непростой в этой опере. Он должен быть крепким, звездным. У нас есть замечательные певицы. "Аида" – одна из опер, где две женщины сражаются за сердце героя. Обычно за сердце дамы сражаются мужчины, а тут наоборот. Женские партии исполняют Гульзат Даурбаева, Джамиля Баспакова, Дина Хамзина, Оксана Давыденко, – рассказала режиссер-постановщик спектакля Ляйлим Имангазина.

– Мы пригласили большого друга нашего театра, художника-постановщика Вячеслава Александровича Окунева, а также видеохудожника Викторию Злотникову, с которой мы уже сделали несколько спектаклей. На главную партию Радамеса – тенора Мариинского театра, заслуженного артиста РФ Ахмеда Агади. Мы всегда рады плодотворному сотрудничеству, – продолжила Ляйлим Имангазина.

Как пояснил Вячеслав Окунев, "Аида" – опера-легенда.

– Поэтому выбрали не радикальную версию, когда действие переносится в другое место и время, а только углубились в разные исследования, даже конспирологические теории древней египетской цивилизации. Нам показалось интересным взглянуть на нее с современной точки зрения, как на сверхмощную цивилизацию. Спектакль приобрел новую стилистическую окраску, – считает он.

– Вячеслав, какая это по счету постановка в нашем театре? И ставили ли Вы "Аиду" раньше?

– В театре Абая я ставлю уже 21-й спектакль. Оперу "Аида" – в четвертый раз.

– Вступаете ли Вы в диалог с предшественниками? Интересуетесь ли историей театра?

– Нужно понимать контекст культурной традиции театра, чтобы сделать для него свою интерпретацию. Художник и режиссер должны понимать контекст, культурные возможности и традиции театра, а также подготовленность публики. Например, в Германии часто переносят классические произведения в наши дни, а сюжет – в другую страну. В Италии такого не приемлют. Считают, что спектакль может быть современным, но должен быть решен в той культурной нише, в которой создавался. Если место действия "Турандот" – Китай, то оно не может протекать в Бухенвальде. В самых разных театрах есть свои, самые разные традиции.

Театр Алматы начинался как столичный театр, который должен делать их по уровню столичными. И, хотя появилась другая столица, никто не отменял у театра породистой стати. Здесь спектакли должны быть решены академическим способом. Когда я ставил в Саратове, я подошел экспериментально. Там была тема Оруэлла, тоталитарная история. Я не представляю такую редакцию на вашей сцене. У вас театр впечатлений и хороших исполнителей.

"Аида" – тяжелая атлетика. Не все ее могут выдержать. Это не прыжки с лентой. Это большая работа коллектива.

– Мы продолжаем вести работу по обновлению спектаклей. После реконструкции здания нам досталось наследство 70-х и 80-х годов. Выросло другое поколение. Алматинское поколение зрителей всегда отличалось музыкальной эрудированностью. Наш театр продолжает передачу традиций. Мы оставили хореографию Минтая Тлеубаева. Важно, чтобы преемственность читалась в новых постановках. Помните, сколько шума создала новая "Кармен"? Для нас и для публики это был неожиданный эксперимент. Я считаю, что это было вовремя. Просто сохранять традиции уже невозможно, когда мир решает по-разному, – дополнила Ляйлим Имангазина.

– На перенос действия в другое время и место нужно иметь право и ощущение тонкой грани с чувством стиля эпохи. Есть спектакли, которые переносятся легко, допустим, "Кармен". Предлагали перенести "Травиату" – я отказалась. Она нас устраивает в классическом варианте. Она, как и "Аида", опера всех времен и народов. Давайте не будем экспериментировать. Но в нашу новую постановку мы добавили видеоряд, передающий ощущение другого пространства. Есть исследования по палеоконтактам, которые изучают загадки строительства пирамид. Возможно, их построили пришельцы из космоса. Вокруг этой истории много загадок. Если я смотрю классическое решение, то для меня пропадают загадки, которые я вижу в музыке. Поэтому я сказала Вячеславу Александровичу: "Если делать постановку классически – это будет не интересно ни исполнителям, ни зрителям. Давайте придумаем что-то другое". Тут возникли образы для воображения и фантазирования. Образы космоса, новые образы жрецов и полубогов. В культуре Древнего Египта много символики и ритуалов, поэтому появились новые решения в персонажах и видеоряде. Казалось бы, классическая постановка, но в ней происходит нечто неожиданное. То же было и в "Золушке". Наша задача – удивлять зрителя. Важно, чтобы он был соучастником спектакля. Драматизм и экспрессия остаются. Но каждый из вас откроет для себя что-то новое, – уверена она.

Ольга Власенко

Telegram
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАС В TELEGRAM Узнавайте о новостях первыми
Подписаться